Article

Московские диалоги

Пара юношей в строгих костюмах идут быстрым шагом по улице и живо обсуждают события прошедшего вечера:

— У него единственного был старый айфон, ты представляешь! Ну и мы вчетвером начали его травить. У нас всех пятый, а он до сих пор ходит с «четыре эс». В какой-то момент Макс взял его айфон и опустил в бокал с вином. Такой прикол!

***

Две девушки гуманитарной наружности говорят о высоком:

— И тогда планеты приходят в движение и знаки накладываются друг на друга. Ты остаешься Весами, но приобретаешь черты других знаков. В астрологии есть такие вещи, как наличный и безналичный расчет, как это ни странно. Я ведь училась на историческом, так что все это мне знакомо.

Article

Хемингуэй

Симпатичная девушка воодушевленно объясняет своему поникшему спутнику после джазового концерта Николь Генри: «Хемингуэй — гораздо более разноплановый писатель, поэтому его ценили при жизни». Спутник осторожно кивнул — кажется, от его оценки творчества Хемингуэя сегодня зависит многое.

Article

Франкенширвиндт

Благообразная семейная пара, выходя из зала после показа «Франкенштейна» Дэнни Бойла, живо обсуждает увиденное:

— Нет, ну, конечно, это совсем замечательно. Сценография! Актеры! Музыка!

— А помнишь, мы смотрели советские телеспектакли на канале «Культура»? Там, разумеется, сценография не идет ни в какое сравнение, спецэффектов нет совсем, но актерская работа — это ведь что-что!

— Да, актеры играют на по-ря-док лучше.

— Нет, решительно, англичанам есть, чему поучиться у Александра Ширвиндта.

Article

Особый порошок

Несколько лет назад мне довелось быть свидетелем разговора между главным редактором одного популярного журнала о жизни большого города и его заместителем. Эти уважаемые люди обсуждали план на ближайшие номера. Среди прочих сюжетов была предложена тема ресторанов, в которых одурманивают клиентов.

— В таких места ждут, пока посетитель наклюкается, после чего подмешивают в его плов или шаурму особый порошок, который срывает у человека тормоза, — объяснял заместитель главного редактора. — Под действием такого порошка несчастная жертва начинает кричать «Плачу за всех», уходит в трехдневный загул и тратит две-три штуки баксов.

— Знаешь, иногда и без особого порошка хочется уйти в загул, крикнуть «Плачу за всех» и потратить две-три штуки баксов, — заметил после продолжительной паузы главный редактор.

Article

Таксист

print-taxi

— Куда едем? Ну, да вокзала домчим за десять минут. Ты откуда сам? О, я работал в Новосибирске. А в Красноярске по делам?

Да, я знаю про этот молодежный форум, вожу участников до пристани и обратно. Лекцию, говоришь, читал? Интересно. А девчонки-то там были? Все в коротких шортиках? Сексуальные! А ко мне всё мужики подсаживаются, не везет что-то. Вчера вез двух ваших москвичей, очень плохо им было. Пили, видать, всю ночь. Они рассказывали, что лагерь этот — каникулы по сравнению с «Селигером». Там, говорят, на зарядку выгоняют, пить запрещают — как в армии. У нас-то с этим попроще.

Академгородок ваш зачах уже, как здешний, или держится пока?.. Это хорошо, что не все ученые разбежались. Мы вот все просрали. Институт биофизики наш совсем загибается, никого там не осталось, считай. Я сам университет заканчивал, наукой занимался и многих знаю.

В восьмидесятые работал на космической программе. А друг мой, компьютерщик, инженер, снимает теперь комнатку в своем институте, который давным-давно только арендой и занимается, и там с паяльником сидит, технику чинит. И зарабатывает, представь, нормально… Так-то все у нас нормально.

Как с погодой в Новосибирске? У нас тоже все в дыму было, только-только рассеялся. Я за баранкой ведь подрабатываю, а работаю так-то в МЧС, недавно как раз с пожаров вернулся. Слышал, как в Тыве восемь парашютистов сгорели? Их десантом сбрасывали с техникой, чтобы на земле тушили, они выпрыгнули, приземлиться не успели, как их стеной огня накрыло. Ужас, конечно. Хоронили в закрытых гробах. Или вот еще случай был. Двое умельцев, одному пятьдесят лет, второй — шофер, остановились в поле, чтобы траву жечь, канистру достали, а жара ведь под сорок, там пары вспыхнули — и канистра эта, ты меня извини, звезданулась. Тот, что постарше, погиб, а шофер — в больнице с ожогами. Пожары сейчас везде, в России лес горит, в Америке. Только в Африке не горит.

Почему не получается тушить? Вот ты правильно сказал — нет технических решений. Не умеем еще со стихией бороться. Пена, вертолеты — это же крохи, когда тайга горит.

Хачиков у вас тоже много? Ну да, их теперь везде много. Все, приехали. Сто пятьдесят. А помельче нет? Ну давай тогда без денег, бесплатно тебя довез. Ты парень хороший, береги себя.

Иллюстрация: Алексей Бархатов.

Article

Лимонная диета

Плотный юноша и его субтильный друг из соседней палатки весь день выглядели обеспокоенными и о чем-то время от времени шептались, оглядываясь по сторонам.

С наступлением темноты причина их волнения прояснилась: в соседнюю палатку зашли две девушки. Судя по голосам, стройные и загорелые.

Плотный юноша решил не тянуть и сразу начал осуществлять составленный с утра план. «Что будете пить?» — с надеждой спросил он. «А что есть?» — капризным голосом уточнила первая гостья. «А мне все равно!» — легкомысленно добавила вторая.

Сегодня бог послал в соседнюю палатку триста граммов виски, яблочный сок и  слабоалкогольный коктейль.

«Только мы закусывать не будем, — предупредила легкомысленная. — Мы на диете».

Отвечая, видимо, на незаданный вопрос хозяев палатки, девушки хором продекламировали: «Хочешь жрать — съешь яблоко. Не хочешь яблоко — не хочешь жрать».

Чрезвычайно полезный совет, что и говорить.

— Когда я съедаю яблоко на голодный желудок, у меня выделяется желудочный сок и мне плохо, — сообщила капризная девушка, сделав первый глоток.

— А я когда утром съедаю лимон, всегда блюю, — радостно заявила ее легкомысленная подруга.

— Кто вообще ест лимон?

— Я ем.

— Нет, ну я их ем, когда болею, чтобы горло прочистить, но просто так…, — продолжала недоумевать любительница яблок.

— Я каждое утро съедаю лимон и блюю, — отрезала парадоксальная поклонница цитрусовых.

«А я перешел на виски с колой», — неловко вступил в разговор плотный юноша. Судя по непродолжительной паузе, девушки в этот момент одобрительно кивали.

«Я хочу писять», — сообщила капризная и все четверо отправились навстречу новым приключениям, прихватив виски, сок и слабоалкогольный коктейль.

Article

Одесская миниатюра

Холеные супруги в годах заходят в кафе и садятся за столик, не прекращая разговаривать по дорогим мобильным телефонам. Он заметно нервничает, она расслаблена и довольна собой.

Судя по забористому мату, он ведет напряженные переговоры об отгрузке товара в порту. Судя по блуждающей улыбке, она договаривается о встрече с молодым любовником.

«Я скину вам электронную почту и код», — ревет он. «Я буду ждать тебя в нашем кафе», — шепчет она.

Через пару минут оба убирают телефоны.

«Все хорошо, милый?», — мягко спрашивает она. «Конечно, они согласились» — доволен он. — А у тебя?»

«Конечно, он согласился. Выпьем вина?»

Конечно.

Article

Фуга в кармане

После премьеры современного прочтения оперы «Фауст» — с конями, стриптизерами и красным лимузином на сцене — утонченная дама пенсионного возраста вышла на улицу, оглянулась по сторонам и задала своей подруге самый подходящий в этой ситуации вопрос: «А где здесь караоке?»

Article

Эмиграция из очереди

print-emigration

— А вы почему не эмигрировали? — строго спросила пожилая женщина в очереди к врачу. — Что вас может держать в этой стране?

Я растерялся. Во-первых, это определенно не тот вопрос, который ждешь услышать в поликлинике. Я был готов к обсуждению цен на лекарства, деятельности правительства и сталинской политики, но точно не к этому. Во-вторых, я действительно не знаю, что ответить на этот вопрос.

Почему я не эмигрировал?.. Возможно, потому что меня там никто не ждет, никто туда не приглашал, и вообще, — непонятно, что там делать. Один мой добрый друг, переводчик-синхронист с немецкого, рассказал мне, в ответ на вопрос, почему не уехал он, про знакомых русских эмигрантов в Германии. Рассказ был долгим и печальным, там фигурировали фразы «люди второго сорта» и «нахлебники». Возможно, я остался, потому что не хочу быть таким нахлебником и чувствовать себя человеком второго сорта.

С другой стороны, мне хорошо здесь. Мне нравится заниматься любимым делом. Нравятся красивые девушки на улицах. Нравятся пейзажи с березками, ну как без них. Смогу ли я прожить без всего этого? Вероятно, да. Но стоит ли тогда уезжать? Не факт.

Обо всем этом я думал, когда пожилая женщина задала мне свой вопрос об эмиграции. Ее выцветшие глаза терпеливо ждали ответа. Но как в одной фразе выразить весь мой ворох мыслей? Так что я отделался стандартным:

— Не уехал, потому что не понял пока, зачем.

Женщину явно расстроил мой ответ.

— Да, — произнесла она. — Вы утратили нашу хватку.

Какую хватку, о чем она?! Я на всякий случай кивнул.

— Я не националист, — доверительно сообщила моя собеседница. — Но вы посмотрите вокруг! — Тут она выразительно оглядела приемный покой и кивнула в сторону табличек с нерусскими фамилиями на дверях кабинетов.

— Я не националист, — повторила пожилая женщина. — Но вы ни в одной стране мира не увидите такого засилья евреев и китайцев. Это же каждый третий! Я понимаю, откуда они появились, — это переселенцы во время войны. Но это же не повод!..

В этот момент я очень хотел провалиться сквозь кафельный пол. Заметив мой опущенный к полу взгляд, женщина подхватила:

— Да я выросла среди этих клеточек!

Из последующего монолога выяснилось, что ее сын эмигрировал в Англию двадцать лет назад, потом забрал с собой какую-то Лерочку, которая знала язык, а потом — внимание — нашел брата в соцсетях. Брат, разумеется, тоже эмигрировал.

Полагаю, я и дальше узнавал бы подробности жизни этой мужественной женщины в мире, управляемом евреями и китайцами в белых халатах, но тут из кабинета вышел ее спутник, и они удалились, костеря отечественную медицину.

И только тогда я понял, как ответить на ее первый вопрос. Я остался здесь, потому что нигде больше не услышу таких поразительных историй.

Иллюстрация: Алексей Бархатов.

Article

Театральные бабушки

Пришло время признаться: я очень люблю театральных бабушек. Годы работы в окружении стареющих волокит из театральных и музыкальных училищ способствуют формированию у этих очаровательных билетеров, гардеробщиц и администраторов совершенно удивительного чувства юмора и отношения к жизни.

Сегодня в одном из, кхм, учреждений культуры я стал свидетелем потрясающего диалога о любви к театру и всепрощении.

Я изучал афишу, ожидая старого товарища, а рядом оживленно беседовали две основательные женщины — билетерша и ее подруга. Заметив меня, билетерша безапелляционно заявила:

— Подходите ближе, вам же совсем ничего не видно!

Это было правдой.

— Зинаида Павловна сейчас отойдет, — продолжила она.

Мы с Зинаидой Павловной послушали убедительную женщину и поменялись местами. Теперь изучать афишу стало гораздо комфортнее.

— Что вы там выбираете? — поинтересовалась билетерша. — У нас все спектакли хорошие, смело идите на любой.

— Обязательно сходите на сегодняшнюю премьеру, — присоединилась к разговору Зинаида Павловна. — Это такая премьера! Вы себе не простите, если пропустите ее.

Я почти ей поверил.

— Вы себе не простите! — напирала Зинаида Павловна. — А я себе прощу. Потому что я завтра на нее пойду!

Добрая женщина ошибалась на мой счет.

Я вообще многое себе прощаю.