Алкоголизм против политики

Сегодня — ну и еще пару дней, видимо — девяносто процентов русскоязычных текстов, которые вам предстоит прочитать в интервебе, будут посвящены политике, выборам и идущему на третий срок Дарту Вейдеру. Врожденное чувство противоречия заставляет нас выбрать другие темы для самовыражения. Вот, к примеру, хорошая тема — алкоголизм и его последствия.

Несколько недель назад, одним морозным солнечным утром, меня разбудил звонок друга Мездрикова, последствия которого (звонка, не Мездрикова) я, в некотором роде, ощущаю до сих пор. Забыв даже поздороваться, что с ним случается крайне редко, мой невоспитанный друг сразу задал волновавший его вопрос:

— Ты не знаешь, где мой бумажник?

— Я даже не знаю, где мой бумажник, — удивился помятый я. — А где мой айпод? Так, айпод лежит здесь. Бумажника нет. А где мой телефон?

— Ты по нему разговариваешь, — парировал друг Мездриков.

— Хм, действительно. Но где бумажник-то? Нет его нигде. Очевидно, мы вчера оставили бумажники в «Трубе».

— Пьяные идиоты, — веско заметил друг Мездриков.

— Конченные же мудаки. Ну, пошли вызволять наши портмоне.

Пока друг Мездриков мыл шею и прихорашивался, я позвонил в «Трубу» и выяснил, что бумажник они уже нашли. «Как ваша фамилия? Кабанов? Да, есть бумажник». Ну отлично, подумал я, одной проблемой меньше.

Когда через полчаса мы добрались до «Трубы», оказалось, что радовался я, кхм, преждевременно. Бумажник они действительно нашли, но не мой, а друга Мездрикова. Окей, дело молодое, ничего ценного у меня там все равно не было.

Взявшись с другом Мездриковым за ручки (никакого гейства, просто ножки подкашивались у обоих), мы не спеша поковыляли в банк, где я заблокировал карточки и снял немного наличных. Потом мы гуляли (никакого гейства, исключительно с целью проветрить свое похмелье), обедали и, кажется, безуспешно пытались флиртовать с официантками.

В какой-то момент похмелье исчезло, а желание выпить, в свою очередь, появилось. Мы вернулись ко мне, о чем-то разговаривали, друг Мездриков пытался работать; так и провели пару часов. В какой-то момент я зашел в туалет, где с некоторым изумлением обнаружил на полу свой бумажник — со всеми карточками, наличными и фотографией любимой кошки. Мы, конечно, посмеялись над моим сомнительным поведением и радостно продолжили пить.

Дорогие россияне, не хочу вас разочаровывать, но никакой морали здесь не будет. С другой стороны, лучше уж читать сбивчивые репортажи о наших пьянках, чем очередные манифесты о политике, выборах и ботоксном Дарте Вейдере.

Берегите себя.

Иллюстрация: Алексей Бархатов.

Лиха беда

Дорогие россияне, открывать текстовый блог в 2012 году — явный признак надвигающегося слабоумия. Сейчас тексты пишут и читают только те, кому за это платят, все остальные предпочитают другие способы проведения досуга.

«Хотим видео, картинки и инфографику», — кричат одни. «Дайте нам интерактив», — требуют другие. «Лайк и ретвит», — рычат третьи. Что мы, дорогие россияне, можем ответить на такие призывы? Go fuck yourselves.

Этот малозаметный журнал станет чем-то вроде реинкарнации ЖЖ образца 2005 года. Для тех наших читателей, кто в те смутные времена ходил в среднюю школу, напомним в двух словах формат: короткие, абзаца на два-три, заметки о жизни и смерти, любви и ненависти, похмелье и, кхм, похмелье.

Истории о людях — старых знакомых и случайных встречных — будут появляться здесь с непредсказуемой регулярностью. Репортажи об алкотрипах займут значительное место на этих страницах. Признания в любви незнакомым девушкам, как и семь лет назад, будут разбавлять наше невнятное бормотание о судьбах мира.

Оставайтесь, в общем, на связи, дорогие россияне.

Иллюстрация: Алексей Бархатов.